Н.Ж.

Всё чаще вспоминаю я тебя,
И возвращаюсь памятью неверной
Туда, где до сих пор нас ждёт, наверно,
Несбывшееся, струны теребя.

Твой выстрел в спину - он догнал меня...
Хотъ пуля та во мне не задержалась:
Смертельно ранила, и за тобой помчалась,
Чтоб тем же выстрелом убить тебя.

Как мы смогли безжалостно, вот так
Уйти, не оглянувшись, как чужие,
Друг друга позабывши на чужбине,
Отдать Судьбы подарок за пятак?!

Я знаю, ничего не изменить,
И, снявши голову, по волосам не плачут.
Но, вопреки всему, как хочется иначе
Кривую нашей жизни начертить!

Чтоб не было предательства и лжи,
Чтоб то, что свято - оставалось свято,
Чтоб наша юность не была распята,
А вместе с нею - чистота души.

Чтоб голоса, сплетясь, летели ввысь,
Пронзая нежностью и вдохновеньем,
Чтоб души вновь наполнились бы пеньем
И от земли на миг оторвались.

Частица "бы" горчит на языке,
И руки опускаются вдоль тела,
И никому на свете нету дела,
И - "пустота в зажатом кулаке".

Прошедшее с Несбывшимся бредут
Одни по нескончаемой дороге...
Идти им некуда, и в кровь разбиты ноги,
И их нигде, 
   
                     нигде, 
                                нигде не ждут.

март 2002 г.


2002 Tatiana Fleischmann