Это была иголка,
Тончайшая из иголок,
Так, что и боли не было,
Когда она в сердце вошла.

И только, спустя мгновение,
Застывшее, раскалённое,
Хлынула боль смертельная,
И не было сил кричать.

Вот так, усмехнувшись криво,
Смерть меня приласкала,
Но тогда я не знала, что это
Лишь первая ласка её.


2001 Tatiana Fleischmann